Мечты

Мы ждали Полудня, мы шли напролом,
Мы верили, будто недолго осталось.
Всего-то сто лет, прямо здесь, за углом.
Нам только казалось.

Мы в небо рвались, мы мечтали о нем,
О новых планетах, о звездах далеких.
О том, чтоб сказать "Ойкумена, прием!"
Нет. Мы одиноки.

Мы верили, что человечеству быть
Разумным и сильным, мудрее, чем предки.
Что лучше и лучше Земля будет жить...
Мы все еще в клетке.

Сказка

Острием сновидений мы режем прогорклое небо,
А за ним проступает другое - железо и кровь.
Осыпаются крошкой изломы гранитного хлеба.
Тянет дымом от углей погасших шаманских костров.

Сапоги мы истерли - железа подошв не хватило.
Изломалась гребенка, распался на нити платок.
Мы не знаем, что будет, да что там, не знаем, что было
До того, как раскрылся дурмана манящий цветок.

На распутье стоим, ожидая знамения свыше.
Наш клубок покатался да спрыгнул с дороги совсем.
Где-то там позади городок - островерхие крыши, -
Закрывает границы от нового мира проблем.

Нам туда не вернуться, спокойствие сонного лета
Не вернуть, как ни плачь, ни пытайся ломиться назад.
Впереди лишь зима да багровое око кометы,
Да разбитый уродливый нового мира фасад.

Межсезонье

В декабре межсезонье. Помилуйте, это не ново.
Вот когда говорили бы вы мне о танце планет,
Как в орбитах своих они кружатся снова и снова...
В межсезонье же, право, совсем интересного нет.

В декабре межсезонье... Говорите опять вы о том же.
Почему не о красках, тонах, не о ярких цветах?
Не о том, как лежат на холсте они - праздничном ложе,
Одаряя бессмертием то, что исчезло в веках...

В декабре - межсезонье... Ну вот, вы опять о погоде.
Почему не о звуках, словах, или, скажем, о музыке снов?
Не о звездах, горящих на древнем своем небосводе?
Не о чем-то прекрасном и вечном, основе основ?

В декабре. Межсезонье. Да что с вами, право, такое?
Отчего зацепила вас так эта мрачная хмарь?
Что такого в ней видите, что не дает вам покоя?
Что за мысли приносит вам города едкая гарь?

Паутина тумана на улицы тихо ложится.
В мокрых сумерках глохнет и шорох, и нервный ваш шаг.
Силуэты и тени скрывают фигуры и лица.
В декабре межсезонье. Ну что же, хотя бы и так.

Бред ночной, ужасный бред, но другого бреда нет...

Раз, два, три, четыре, пять,
Я иду тебя искать.
Как найду, поймаю в сеть,
Мне иначе не суметь.

Я ловлю тебя давно,
Хоть тебе и все равно:
Ты не знаешь, но ловить
Все равно здесь, что и жить.

Ловим мы всегда друг друга,
Заходя в пределы круга,
Где не "мы" и не "они",
Только душ горят огни.

Так ведется испокон,
Не обычай, не закон,
Просто метод бытия,
Здесь, где есть и ты, и я...

(no subject)

Меня замучила тоска
О дальних городах,
О беспокойно за окном
Стучащих поездах.
О бесконечности пути,
Мельканьи миль и дней,
О россыпях в густой ночи
Мерцающих огней...

Моя тоска находит путь
Ко мне без суеты.
Показывает мне во снах
Железные мосты,
Вдаль уходящие пути,
Места и времена...
Но стоит потянулся к ним,
И тает мара сна.

(no subject)

Истинный кот всегда вернется домой.
Туда, где теплый песок и лунная вязь,
Где можно резвиться и просто лежать без забот,
Где звезды сияют сквозь неба неплотную бязь.
Там тело легко, и сколько бы лет ни прошло,
Нет ни болезней, ни немощи старческих дней.
Там много еды, там охота приятней всего,
А зубы и когти редгардовской сабли острей.
Истинный кот допрыгнет туда через тьму.
Пусть ветра богиня укажет дорогу ему.

(no subject)

Отвори мне артерию тонким скрипичным ключом

Пусть летит твоя музыка ввысь порождением снов

Я останусь внизу сделав вид будто я ни при чем

Сделав вид что не чувствую как вытекает вся кровь

Улетай на обрывках осенних тончайших ветров

В те края где неважно уже от чего эта боль

Где не нужно искать ни опор ни каких-то основ

Для того чтоб стоять чтобы снова играть свою роль

Уходи как уходит ночами погашенный свет

Без обратного адреса просто исчезнув за край

Как вчерашнее счастье сегодня которого нет

На прощанье оставив печенье и пролитый чай

Попроси поезда пусть запутают ваши следы

Чтобы мне не найти не догнать не испортить сюжет

Чтобы где-то стоять возле края земли и воды

Позабыв свою жизнь как ненужный рекламный буклет

(no subject)

Ты помнишь, сколько тысячелетий скитался по вечности, миры за мирами пройдя незаметно?

Ты помнишь, как в бесконечности след оставлял, выжигал в глубине как будто хвостом кометным?

Вихрем событий, плеском волны, пламенем солнца, шелестом трав и листвы под ногами,

Помнишь? А если и нет, не имеет значенья, память нам лжет, подменяя реальность смутными снами...

(no subject)

Таракан - животное ночное.

Впрочем, бегает он бодро, даже утром.

Ему все равно: не мучает апноэ,

Не мерещится закат над Брахмапутрой.

Таракан нас всех сожрет, не поперхнется,

Хоть откусывать и будет по кусочку.

Убежит, с подмогою вернется,

Ну и правильно: не жрать же в одиночку.

(no subject)

Эти слова тенью из прошлого,

Тенью из будущего, тенью из памяти,

Шепотом темным, звонкой монетою...

Все не устанете?

Слушайте их, им внимайте безжалостно,

Их поглощайте горстями бездонными,

Эти слова все равно неприкаяны,

Те же бездомные...